Вы здесь

Люблю психолога!

У людей, никогда не бывавших на приёме у психолога, как, впрочем, и у тех, кто имел такой опыт, при просмотре сериала «Психологини», может возникнуть ряд закономерных вопросов. Как часто бывает так, что психолог влюбляется в своего клиента, а клиент в психолога? Как часто возникают подобные отношения, выходящие за рамки психотерапии и приемного кабинета? Хорошо ли это или плохо? Как вообще этого избежать, и как с этим бороться, если чувства уже возникли?

Я постараюсь помочь немного сориентироваться в этой теме, поскольку, время от времени, мне приходится иметь дело с такими ситуациями, как специалисту, занимающемуся частной психотерапевтической практикой, а, кроме того, самому не раз проходившему психотерапию в качестве клиента. Не пугайтесь, вдаваться в сложные рассуждения об эротических переносах и контрпереносах я не буду. Для любителей сложностей на сайте есть вот эта статья про психологические мифы и реальность в фильме «Психологини». Здесь же я приведу лишь два реальных примера из личного опыта, после чего коротко выскажу свою точку зрения в ответ на самые распространенные вопросы.

Люблю психолога! История первая

  Было время, когда меня совсем замучили панические атаки. Если кто не знает, это такие регулярно повторяющиеся состояния, когда вас внезапно охватывает тревога или определенный страх, сердце начинает бешено колотиться, дышать становится тяжело, ладони намокают, на лбу проступает холодный пот и вам кажется, будто вы вот-вот потеряете сознание. Я пошел на прием к психотерапевту, заранее выбрав одного из самых известных и опытных специалистов в Санкт-Петербурге: доктора медицинских наук, одного из главных психотерапевтов страны. Ради одной консультации я собрал довольно крупную сумму и в назначенное время явился с распечаткой старательно подготовленного описания своей проблемы, чтобы ничего не упустить из виду. На консультации я понял, что одним универсальным советом мой вопрос не решить, необходимо походить хотя бы месяц, чтобы во всем разобраться. Но позволить себе столь дорогого психотерапевта, даже 1 раз в неделю, я не мог, и по его рекомендации я записался к другому психотерапевту, соответствующему моему скромному бюджету – молодой девушке Кате, сотруднице его центра. Катя тоже была дипломированным психотерапевтом, врачом, но в сравнении с импозантным доктором наук мое первое отношение к ней было исполнено недоверия, как к вчерашней неопытной студентке. На протяжении нескольких встреч я описывал Кате свою нелегкую жизнь со всеми её перипетиями, рассказывал о том, откуда, на мой взгляд, взялись панические атаки, и в чем я вижу возможное решение. Впустив Катю в свой внутренний мир, я вдруг осознал, что по уши влюбился в неё. А потом в какой-то момент понял, что мне просто стыдно перед ней за тот образ жизни, которым я живу. Не как перед психотерапевтом и не как перед человеком, а именно как перед женщиной. И буквально за три дня между нашими встречами, неожиданно даже для себя самого, я кардинально изменил свою жизнь. Я уехал от родителей, с которыми тогда жил, нашел новую работу и восстановился на вечерних занятиях в институте. Психотерапия на этом завершилась. Мои панически атаки вскоре уменьшились, а через два года от них не осталось и следа.

Люблю психолога! История вторая

  Вторая история произошла со мной позже, когда я проходил одну из программ повышения квалификации и, как будущий психолог, должен был сам пройти курс психотерапии. Это был нечасто встречающийся формат консультирования, когда терапию с одним клиентом проводят сразу два психолога - котерапевта. Мне требовалось пройти 15 встреч – таково было обязательное условие для получения диплома, причем цели решить какую-то конкретную проблему изначально не ставилось. Главное было, как говорится, «побывать в шкуре клиента» и попытаться поисследовать свой внутренний мир. Время пролетело быстро, и курс наших встреч уже подходил к концу, как вдруг я понял, что за все эти месяцы я так и не решился затронуть некоторые важные для меня вопросы. Было непонятно, как начать, было страшно, казалось, что встреч слишком мало, чтобы говорить о чем-то серьезном. К тому же, я боялся, что, затронув очень болезненные темы, мой внутренний мир, может просто рассыпаться, как карточный домик, и к концу терапии я останусь в разобранном состоянии совершенно один. Я поделился этими переживаниями со своими терапевтами, и мы договорились, что, если потребность восстановить внутреннюю устойчивость все-таки возникнет, то после завершения 15-й встречи я смогу за небольшую плату продолжить начатую психотерапию в частном порядке. Я согласился и приступил к рассмотрению самых болезненных для меня тем. Хотя мой мир не рухнул, регулярное прохождение личной терапии тогда считалось очень важным признаком профессионализма у любого хорошего психотерапевта, поэтому я решил воспользоваться представившейся возможностью соответствовать самым высоким требованиям для практикующего специалиста и стал еженедельно ходить на консультации. Вначале я даже не думал об этом, но постепенно стал замечать, что мои психотерапевты, то одна, то другая, стали вызывать у меня сильное романтическое и, не буду скрывать, сексуальное влечение. Причем было сложно сказать, кто из двух молодых женщин мне нравился больше. Это было и приятно, и странно, и неловко. Размышляя над тем, что я получаю от своей терапии, я осознал, что акцент наших встреч с рассмотрения действительно тревожащих меня вопросов, требующих профессионального участия и поддержки, незаметно сместился в сторону очень искреннего и открытого общения на различные темы. То есть психотерапия стала заменять мне реальные отношения с настоящим близким человеком. Я понял, что пришло время завершить эти встречи, продолжавшиеся почти два года. Честно признаюсь, это было не легко. Но уже через месяц у меня появилась девушка, а еще через полгода, я женился.

Люблю психолога! Ответы на вопросы

  Является ли любовь к психологу редким явлением, которое нужно скрывать от него и от других? Отнюдь нет. Это происходит в психотерапии даже не то чтобы часто, а с изрядным постоянством. И, как правило, очень желательно и полезно это с вашим психологом обсуждать. В обоих приведенных случаях я обсуждал с психотерапевтами свои чувства к ним, связанные с этими чувствами мысли, и считаю, что сами эти обсуждения очень помогли мне прийти к тем важным решениям, изменившим мою жизнь, к которым я пришел.

  Является ли любовь к психологу необходимой для того, чтобы клиент получил пользу от психотерапии? Конечно же нет! Обычно никакой любви для этого не требуется. Хотя в длительной психотерапии наличие симпатии сыграет, пожалуй, не последнюю роль. Как, впрочем, и в любом другом совместном деле.

  Что делать, если психолог намекает на близкие отношения, или даже прямо говорит, что это будет для вас полезно? В данном случае, ничего обсуждать не нужно! Немедленно вставайте с кресла, уходите навсегда и ищите другого психолога. Помните формулу: вероятность того, что секс с психотерапевтом перевесит причиненный этой интрижкой вред, равен нулю. Одну из моих знакомых в подростковом возрасте фактически изнасиловал психотерапевт, выдавая это за особый вид лечения, и она пронесла подозрительность к психотерапевтам и к людям вообще через всю свою жизнь. К сожалению, редкие типы, которые выбрали профессию психолога ради использования возможностей втираться в доверие для реализации своих сексуальных потребностей, тоже встречаются, как и среди представителей других профессий. И при первой встрече на лбу у них это не написано.

  Можно ли пытаться добиваться близких отношений с психологом, если вы хотите этого сами? Конечно, никто не может вам этого запретить, но нужно помнить, что, во-первых, ваши шансы будут крайне малы, поскольку хороший психолог сделает все возможное, чтобы развития этих отношений не допустить. Причем, как ради вашего же благополучия, так и ради сохранения своей профессиональной репутации, любимого дела и финансовой стабильности. Во-вторых, возникшее чувство, вполне вероятно, вызвано известными причинами, нередко предсказуемо и носит иллюзорный характер. Особенно если психолог использует клиент-центрированный подход, а его стиль работы построен на избегании конфронтаций и предполагает много поддержки. В реальной жизни психотерапевт, скорее всего, не будет вести себя так же, как на консультации, а вы уже не будете чувствовать все то, что чувствовали, находясь в кабинете. Психотерапия, если не брать медикаментозные формы, - это помогающая модель отношений. То есть, это такие специальные отношения, которые благодаря своим особенностям помогают измениться нуждающемуся во внутренних переменах человеку (клиенту, пациенту). Эта модель создается психологом вполне искренне, но для терапии, а не для приятного совместного времяпровождения. Она имеет ценность и жизнеспособность только в кабинете специалиста. Попытка вырвать её из психотерапевтического контекста и перенести в реальную жизнь, скорее всего, закончится для вас горьким разочарованием. Это может быть очень непросто и в какие-то моменты нестерпимо больно осознать, однако возникшее чувство к вашему психологу – это болезненный, но порой единственный способ осознать существующую потребность в глубоких, близких отношениях с чутким, понимающим, надежным и поддерживающим человеком. Реальным человеком. А психолог, в каком-то смысле, является лишь инструментом психотерапии.

Итак, любовь к психологу – это не в коем случае не плохо, это прекрасно и зачастую очень полезно. Она может оказать сильное терапевтическое действие, если суметь правильно ей воспользоваться (для начала обсудить с психологом свои чувства). Но та же влюбленность может доставить и много тяжелых переживаний и даже проблем, тем кто, поддавшись порыву, пустится покорять недоступное, чтобы броситься в омут с головой. Не потому, что так принято, «плохо» или «нельзя», а потому, что на то есть вполне объективные причины. Выбор же всегда остается за вами.